Главная » Аналитика » Энергетический союз: ЕC смыкает газовые объятия

Энергетический союз: ЕC смыкает газовые объятия

rian_00485056.lr_В конце марта председатель Европейского совета Дональд Туск сообщил, что лидеры 28 государств-членов ЕС одобрили предложение Еврокомиссии об энергетическом союзе и усилении надзора за газовыми сделками, а также формированием энергетического рынка, пишет портал www.oilnews.kz.

Евросоюз потребляет 53% энергии за счет зарубежных поставщиков. По данным Еврокомиссии, ежедневно стоимость зарубежных энергоносителей, поставляемых в ЕС, составляет около $1,166 млрд. Евросовет проголосовал за увеличение прозрачности газового рынка ЕС, «чтобы поставщики не смогли злоупотреблять своей позицией, не имели возможности нарушать законодательство ЕС и сокращать энергетическую безопасность союза».

Евросовет также поддержал увеличение прозрачности газового рынка ЕС, для того, чтобы поставщики не смогли злоупотреблять своим монопольным положением и не могли нарушать законодательство ЕС и сокращать энергетическую безопасность союза. «Основная часть контрактов с нашим основным поставщиком – Россией – заключены более чем на 20 лет. Это подрывает нашу энергобезопасность, стабильность рынка. Напротив, если газ идет от разных поставщиков по гибким условиям контрактов, это хорошо», – сказал председатель Европейского совета Дональд Туск.

Решение о энергетическом союзе ЕС поддержала Дания, которую называют лидером в Евросоюзе по использованию возобновляемых источников энергии. Копенгаген выступил с предложением как можно быстрее переходить к «зелёной» энергетике, чтобы снизить зависимость от российского газа. Например, в Дании около 43% электроэнергии вырабатывается за счёт ветроэнергетики. Власти страны хотят за пять лет довести этот показатель до 55%. Насколько высока вероятность, что ЕС в ближнесрочной перспективе сможет побороть зависимость от российского газа?

Директор информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ имени М. В. Ломоносова Сергей Рекеда заметил, что создание единого энергетического рынка ЕС – идея не новая и понятная. Европа интегрирована довольно глубоко почти во всех областях — и политически, и финансово, и юридически – однако с энергетикой дела обстоят сложнее: в ЕС сохраняются «энергетические острова», в поиске поставщиков энергоресурсов страны предоставлены сами себе. Создание энергетического союза – это шаг на пути к тому, чтобы закрыть этот пробел интеграции, считает эксперт. «Кому это больше выгодно? На мой взгляд, малым странам ЕС. Вести диалог с энергетическими гигантами в одиночку тяжело, а через Брюссель – переговорные позиции сразу становятся сильнее. Но сможет ли это серьезно повлиять на позиции «Газпрома»?

Кардинально положение вряд ли изменится. Около 40% нефти и газа на европейском рынке родом из России. Чтобы существенно уменьшить этот процент необходимо, во-первых, развитие инфраструктуры — строительство СПГ-терминалов, например, во-вторых, более дешевые энергоносители. Учитывая, что большинство СПГ-терминалов в Европе сейчас даже не загружены на полную мощность, а цены на азиатском рынке СПГ, что соответственно влияет на цену и европейскую высоки, то пока условий для скорого отказа от продукции «Газпрома» нет. Ситуацию может серьезно поменять «сланцевая революция» США, но оценить ее реальность и перспективы на сегодняшний день довольно трудно. В итоге получается, что Энергетический союз – это больше политический инструмент для более эффективного воздействия на энергопоставщиков. Если говорить конкретно о «Газпроме», то, на мой взгляд, не так страшен чёрт, как его малюют в ЕС. Конкретный пример: политические отношения между Литвой, называющей на высшем уровне Россию «террористическим государством», и РФ сейчас переживают, пожалуй, худшие времена за все постсоветские годы. Вильнюс не раз обвинял «Газпром» в политизации энергополитики. Тем не менее, в прошлом году Литва получает 20% скидки на газ. Оказывается, независимо от политики с «грозным Газпромом» может договориться и маленькая балтийская республика», — заметил г-н Рекеда.

Нефтегазовый аналитик из Баку Ровшан Ибрагимов заметил, что намерение формировать общий энергетический союз для Европейского союза цель весьма амбициозная и беспрецедентная. Весьма значимое событие, требующее большую волю от стран членов ЕС. Ведь энергетическая политика, долгое время являлась и сейчас является «священной коровой» суверенных приоритетов национальных государств, входящих в ЕС. Энергетическая интеграция занимает довольно продолжительный срок и проходила довольно вяло. ЕС ограничивалась лишь рамочными инструкциями, в основном совещательного характера. С другой стороны, если рассматривать, как это политика развивалась, то новые шаги предпринимались именно, как реакция на вызовы, исходящие извне, с целью контролировать и по возможности сократить риски в энергетической сфере.

Решение создания энергетического союза, также является реакцией на заметное присутствие России на энергетическом рынке ЕС, в первую очередь газовом, которая может использовать данный рычаг для достижения своих геополитических целей. Этим самым ЕС пытается сократить зависимость от России, найти альтернативные источники, а также предотвратить не желаемые сценарии развития событий, считает он. «Угрозы могут иметь и косвенный характер. В 2019 года заканчивается срок соглашения между Россией и Украиной о предоставлении последней своей территории для транспортировки российского газа на европейские рынки. Россия не желает продлевать соглашение, надеясь к данному сроку ввести в действие новый трубопровод «Турецкий поток» в обход Украины. Если строительство данного трубопровода не будет завершено в срок и не будет подписано нового соглашения, то сразу несколько стран может столкнуться с проблемами обеспечения газом. В данном случае, важна политика предотвращения не желаемого сценария, а именно нахождения и обеспечение стран, членов ЕС альтернативными источниками. Создание энергетического союза не нужно рассматривать, как попытку предотвратить поставки российского газа — такой цели нет. Есть желание контролировать процесс, сократить зависимость от одного источника и предоставить альтернативные источники.

Также политика прозрачности цен, не совсем касается России, и больше связана с целью предоставления конечным потребителем возможности выбора наиболее оптимального 8 поставщика источника энергии и в этой связи, информация о цене приобретаемого газа весьма значительна. В целом процесс формирования энергетического союза довольно тернист и несмотря на то, что будут реализованы ряд важных шагов и достигнуты основные цели этого союза, до его идеальной формы нужно еще время», — сказал Ровшан Ибрагимов.

Ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов отметил, что пока не приняты окончательные решения ни по самому энергосоюзу, ни по прочим аспектам энергетической политики Евросоюза, так что сейчас вряд ли возможно прогнозировать влияние этих изменений на «Газпром» и его деятельность в Европе. Не исключено, что в процессе дальнейшего обсуждения, часть положений нового документа может быть смягчена. Кроме того, не исключено, что ряду стран удастся отстоять право самим решать вопросы снабжения себя энергоресурсами, что также позволит «Газпрому» продолжить поставки в эти государства. Если отдельные положения новых документов будут нарушать какие-то уже подписанные соглашения, то «Газпром» может подать в суд, чтобы защитить свои права. Также компания может ужесточить свою позицию по новым контрактам, что вряд ли понравится Европе и заставит её отменить особо спорные документы энергосоюза, подчеркнул эксперт. «Не исключено, что в ближайшее время стороны могут начать переговоры по согласованию своих позиций по энергосоюзу, так как на сегодняшний день они зависят друг от друга. И для того, чтобы обеспечить все группы потребителей газом, им имеет смысл договориться. Повторю то, что говорил неоднократно. Если Европа заинтересована в диверсификации поставок газа на континент, то имеет смысл сохранить Россию в качестве одного из таких поставщиков. Во-первых, РФ поставляет газ европейским потребителям уже несколько десятилетий, и всё это время она добросовестно выполняет все свои обязательства. Во-вторых, вряд ли Европе выгодно становиться зависимой от других поставщиков, пытаясь избавиться от «зависимости» «Газпрома», как считают чиновники Старого Света. Шансы договориться у сторон есть, нужно лишь проявить благоразумие и учесть интересы партнёра, и тогда у европейских потребителей будет газ, а «Газпром» продолжит работу в Евросоюзе», — сказал он.

Финансист, директор Oil Gas Project Жарас Ахметов напомнил, что 28 мая 2014 года Еврокомиссия опубликовала свою стратегию энергетической безопасности. Тактические задачи стратегии – предотвращение кризисов с поставкой энергоносителей, подобные тем, что случились в 2006 и 2009 годах. Стратегическая задача – диверсификация поставок энергоресурсов и обеспечение стабильности энергосистемы всего Европейского союза. В рамках решения тактических задач было решено провести стресс-тест, в котором проигрывались два сценария: первый, — полное прекращение поставок природного газа Россией на срок до шести месяцев, с сентября по февраль; второй, — прекращение транзита через территорию Украины на тот же срок. Результаты теста были представлены комиссаром ЕС по вопросам энергетики Гюнтером Оттингером. По его словам, в самом худшем варианте дефицит газа составит 9 млрд. куб. метров или 3% от общего потребления энергии. В настоящее время около 90% газовых хранилищ в ЕС заполнены. В случае с перебоями поставок топлива из России, газ может быть перенаправлен от наименее нуждающихся к наиболее сильно затронутым странам ЕС.

Пол Грегори — известный американский экономист, уверен, что Европа и США могут остановить агрессию и экспансионизм Путина, раз и навсегда лишив его энергетического оружия. Стресс тест, проведенный Европой, это доказывает. Однако действительность не так однозначна, как пишет ученый-экономист. Во- первых, Европа сильно зависит от поставок российского газа. В 2013 году доля Газпрома в импорте природного газа в страны ЕС составила 30%, что стало рекордом десятилетия 2003 – 2013. И даже если прогнозы Международного энергетического агентства окажутся верными, 9 а оно прогнозирует, что спрос на природный газ в Европе, вероятно, останется низким еще около 20 лет Россия сохранит свои ведущие позиции на европейском рынке.

Во-вторых, страны ЕС с большим трудом согласовывают между собой единую энергетическую политику. Даже третий энергопакет, принятый в 2009 году, главной задачей которого является либерализация рынка энергии в Европе, с большим трудом внедряется в жизнь. Крупнейшие национальные компании сохранили лидирующие, по сути, монополистские позиции внутри государств: такое положение до сих пор занимает EDF на французском рынке электроэнергии, GDF – на газовом рынке Франции, E.ON остается лидером немецкого газового рынка, GasTerra определяет ситуацию на газовом рынке Нидерландов, а Suez продолжает оставаться монополистом на энергетическом рынке Бельгии. Так что, если вернуться к стресс-тестам, речь идет, скорее всего, об усилении переговорной позиции ЕС с Газпромом – чтобы добиться лучших условий ЕС должен демонстрировать готовность отказаться от российского газа. Европа заинтересована не в снижении объема поставок природного газа из России, а в их стабильности и снижении цены. И она может добиться поставленной цели, если проявит достаточную волю и сплоченность. Для этого необходимо реализовать программу либерализации энергетического рынка; развить транспортную инфраструктуру, позволяющую осуществлять маневр ресурсами; построить дополнительные терминалы по приему СПГ; инвестировать в добычу природного газа в Северной Африке; развивать альтернативные источники энергии.

Собственно об этом и говорится в стратегии энергетической безопасности Европы, заметил эксперт. «Если такая программа будет претворена в жизнь, то «Газпрому» придется смириться с тем, что он не сможет диктовать цены как сегодня. Это, конечно, не трагедия, но «Газпрому» придется приложить серьезные усилия по оптимизации своих расходов и снижению себестоимости. Но на реализацию стратегии Европе потребуется время, так что «Газпром» сможет подготовиться, если захочет, и к такому повороту в отношениях с ЕС. Оговорка «если захочет» не случайна. «Газпром», в свое время не смог верно оценить тенденции на европейском рынке, и повел себя излишне агрессивно, что и привело, в конечном итоге, к желанию европейцев снизить свою зависимость от России. В свете последних событий, кажется маловероятным сценарий полного прекращения поставок российского газа в Украину, тем более, что «Нафтогаз» уже начал погашать долг «Газпрому». Здесь есть другая, долгосрочная, проблема. Украина один из крупнейших потребителей российского газа – она импортирует порядка 30 – 50 млрд. куб. метров в год. Но, с другой стороны, у Украины одна из самых неэффективных энергетических систем — в Украине затраты газа на каждые $1000 ВВП в 4,4 раза выше, чем в Венгрии, в 12,3 раза выше, чем в Польше, и в 20 раз, чем во Франции. И если она сумеет навести порядок, в первую очередь ликвидировать коррупционные схемы, то ее зависимость от «Газпрома» резко снизится. В результате, снизятся риски несанкционированного отбора газа при транзите через Украину, что улучшит репутацию «Газпрома» на европейском рынке. Но, при этом, он потеряет существенный рынок сбыта», — сказал Жарас Ахметов.

Аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов подчеркнул, что пока альтернативы дешёвому российскому природному газу нет и не предвидится в будущем. Но можно частично заменить его дорогим сжиженным природным газом и такая ситуация не нравится Евросоюзу, но по политическим мотивам он способен на это пойти. В последние годы чуть ли не все развитые части Европы заставили солнечными панелями и ветряками, что потребовало колоссальных затрат и усилий. Некоторые страны, такие как Великобритания и Италия добились неплохого результата и уменьшили собственное потребление газа за 10 лет на 23% и 10%, соответственно. Однако в основном это произошло благодаря серьёзному сокращению заводов и фабрик, которые переместились в другие части Европы. Так, Германия, 10 обладающая наиболее развитой промышленностью, сумела уменьшить потребление газа всего на 2%, а во Франции за 10 лет не произошло заметных изменений.

Вместе с тем, ряд европейских стран увеличили потребление газа, и получилось, что в целом в Европе оно выросло на 1% за 10 лет. «На мой взгляд, это свидетельствует о том, что энергетический баланс данного региона является весьма устойчивым. Россия, в лице «Газпрома», весьма удачно действовала на европейском газовом рынке. В 2003 году наш концерн имел там долю 22%. Благодаря тому, что он заключил много долгосрочных договоров на поставку газа, его не коснулись никакие изменения и сокращения и к 2013 году его доля увеличилась до 30%. В прошлом году российский экспорт газа в натуральном выражении снизился до 10-летнего минимума или на 6,7% по сравнению с 2013 годом. Однако представители «Газпрома» объясняют это общим уменьшением спроса из-за экономического кризиса в ЕС и рассчитывают на восстановление объёмов поставок уже в 2017 году. Теоретически, Евросоюз способен значительно сократить потребление российского газа за счёт увеличения доли сжиженного природного газа, поставляемого специальными танкерами из других стран. В мире природного газа достаточно, но, в отличие от нефти, его рынок не является глобальным и зависит от наличия газопроводов. Сжиженный газ для ЕС будет примерно на треть дороже российского. Кроме того, для увеличения его поставок требуются миллиардные инвестиции на строительство специальных морских терминалов.

Всё это потребует государственной поддержки от структур Евросоюза, но так совпало, что сейчас ЕЦБ начал эмиссию евро и, наверное, какое- то финансирование найти можно. Я полагаю, что новые европейские газовые законопроекты призваны облегчить поставки СПГ при одновременном расширении доли рыночного или биржевого ценообразования. Котировки газа смогут меняться с прибытием каждого танкера, а не раз в полгода как у «Газпрома». Следует отметить, что сейчас Европа обеспечивает сама себя природным газом примерно на 45-48%. Кроме России, туда в небольших объёмах поставляют трубопроводный газ Алжир и Ливия. А вот доля СПГ уже достигла 15%. Конечно, это не российские 30%, но тоже не мало», — заключил Дмитрий Лукашов.

Автор: Ровшан Довлатов

Источник: oilnews.kz

Оставить комментарий