Главная » Аналитика » Энергоэффективное пренебрежение: никто не торопится с энергоаудитом

Энергоэффективное пренебрежение: никто не торопится с энергоаудитом

1323728172_auditПосле внесения поправок в закон «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности», которые вступили в силу в январе 2015 года, дедлайн, до которого компании, входящие в государственный энергореестр, должны провести энергоаудит, перенесен с июля 2015 года на июль 2016 года.

Пока из 3270 предприятий прошли аудит в лучшем случае 7%. Энергоаудиторы отмечают, что многие компании делают его «для отчетности», стараясь занизить потенциал энергоэффективности.

«В январе нынешнего года были внесены поправки в закон об энергосбережении, и одна из основных поправок – пролонгация сроков проведения обязательного энергоаудита на один год – вместо дедлайна в июле 2015 года его продлили на один год. И мы, как ассоциация, внесли это предложение – потому что, сами понимаете, когда остается полгода, все начинают в ускоренном темпе пытаться проводить энергоаудит, что, несомненно, влияет на его качество. Большинство энергоаудиторских компаний не готовы к такому объему работы, и сами заказчики не готовы. Поэтому мы предложили дать дополнительное время, чтобы нормально эту работу провести», – заявил Kursiv.kz президент Казахстанской ассоциации энергоаудиторов Даурен Токбаев.

Напомним, закон «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности» был принят в январе 2012 года, в июне 2014 года был сформирован государственный энергетический реестр, куда вошли госкомпании и учреждения (школы, поликлиники, больницы и т. п.), а также промышленные предприятия и объекты энергогенерации, потребляющие больше 1500 тонн условного топлива.

В настоящее время в реестре находятся 7546 предприятий и учреждений, из них 3270 должны пройти энергоаудит. Однако энергоаудит прошли, по словам г-на Токбаева, всего 7% из них. По данным МИРа, с момента вступления в силу закона энергоаудит провели 212 организаций, в 2014 году энергоаудит провели 35 организаций.

Кто проводит энергоаудит

На рынке РК работают 79 компаний, предлагающих услуги энергоаудита и получивших аккредитацию в уполномоченном органе – Министерстве по инвестициям и развитию. При нем есть комитет по промышленной безопасности, который и выдает аккредитацию и вообще занимается вопросами энергосбережения. Последний раз выдавали аккредитацию 2 марта.

«С момента выхода закона в 2012 году и с момента объявления тендеров по энергоаудиту, когда люди увидели, что компании начинают выделять правильные деньги для проведения правильного энергоаудита – а это десятки миллионов тенге, – все организации, которые работали в проектировании или смежных отраслях, начали интересоваться этой темой, при этом не имея практического опыта. Они увидели, что есть спрос на этом рынке, и начали интересоваться получением аккредитации. Был даже определенный ажиотаж на рынке. Тем не менее, были определены правила к персоналу и приборам, поэтому, к счастью, аккредитации не выдавали всем подряд», – отметил Даурен Токбаев.

На сегодняшний день на рынке работают только казахстанские компании или зарубежные компании, открывшие в РК представительства и имеющие аккредитацию. Еще один вариант для зарубежных организаций (так работают компании из России, Беларуси, Украины, Германии) – найти местных партнеров, у которых уже есть аккредитация, и на какие-то виды работ зайти как субподрядная организация. «В этом есть свои плюсы. Например, если у зарубежной организации есть определенный специфический опыт – например, проведение экспертизы именно в горнорудных предприятиях. Тем самым они могут способствовать повышению качества энергоаудита», – пояснил г-н Токбаев.

Срочный вопрос

Между тему участников рынка есть опасения, что после отсрочки компании снова отложат проведение обязательного энергоаудита, отложив ее на 2016 год. Однако энергоаудит – это затратная по времени процедура. По действующим правилам – не более 12 месяцев. По практикев среднем на предприятии он может проходить 3–8 месяцев. Большинство указывают 5–6 месяцев. Казахстанская ассоциация энергоаудиторов предложила ввести положение, по которому энергоаудит не может длиться менее двух месяцев. «Это делается для того, чтобы не было таких случаев, какие бывали с госкомпаниями: когда до конца года остается месяц, они объявляют конкурс, и за месяц надо выполнить всю работу. Это, извините, чушь. Сначала надо получить данные, выехать на предприятие, изучить его. На это нужно время», – пояснил г-н Токбаев.

Главная статья расходов при проведении энергоаудита – это фонд оплаты труда аудитора. Второе – амортизация приборов для проведения замеров, командировочные и накладные расходы. Плюс наем отраслевых экспертов, чтобы они участвовали в работе. А они стоят дороже. Одно время пытались разработать ценник – слишком уж велика была разница в оплате одной и той же услуги разными аудиторами. Однако позже решили от этой идеи отказаться, потому что стоимость человеко-часа в одной компании отличается от цены в другой.

Подготовительные процедуры

По словам самих аудиторов, для проведения полноценной работы на самом предприятии должен быть человек, который занимается именно энергоаудитом. Дело в том, что само предприятиетоже участвуют в нем: предоставляет данные, схемы, документы, делится текущими наработками, в конце – выполнение самих мероприятий и их контроль. И встает вопрос, кто этим аудитом должен заниматься. Если это энергетик, он должен заниматься бесперебойным энергоснабжением. Ему, возможно, было бы интересно заняться энергоаудитом, но у него нет столько времени, чтобы заниматься этими мероприятиями. Энергоаудитор выполнил работу, предоставляет на стол технический отчет – этакий том,и энергетик просто не успевает его изучить, не говоря уже о том, чтобы организовывать процесс по повышению энергоэффективности.

Сотрудник, ответственный за энергоаудит, должен быть обучен по направлению энергоменеджмента.В рамках стандарта ISO 500001 проводится обучение, оно занимает примерно 3 дня. Обучение на энергоаудитора занимает примерно 120 часов или около месяца. Стоит это около 150–200 тыс. тенге. Обученный сотрудник сможет все свое рабочее время заниматься только вопросами энергосбережения. И тогда качество аудита повысится: он сможет сам ставить цели перед энергоаудиторами. Он говорит: «Мне не нужна бумажная работа, мне надо, чтобы вы дали мне экономию минимум 10%. Эту задачу мы с вами будем мониторить, и в конце я от вас этого ожидаю». Предприятие, которое не делает подготовительной работы, не знает потенциала своего энергосбережения, поэтому такое предприятие просто говорит: «Проведите мне аудит, предоставьте заключение».

Энергоэффективный ресурс

Главный камень преткновения при проведении энергоаудита – потенциал энергоэффективности – количество энергии на единицу продукции, которое может быть сокращено.

«5–7% – это хорошая цифра. Правительство поставило задачу снизить энергоемкость к 2020 году на 15%. Аудит проводится 1 раз в 5 лет. Ели одно предприятие за 5-летний цикл повысит энергоэффективность на 5% – это хорошо», – заверил менеджер услуг в сфере энергетики Bureau Veritas Kazakhstan Дмитрий Зиневич.

Исполнительный директор Energymanagement Еркин Габдуллинсчитает, что потенциал гораздо выше: «Наши предприятия могут повысить энергоэффективность еще больше. В среднемна 15%. Потому что когда мы проводим аудит, видим, что на некоторых предприятиях потенциал для энергосбережения составляет около 20%. Это выявленные потери, которые действительно существуют. Даже новые предприятия, которые действуют около 10 лет, выдают потенциал до 13%».

«Было проведено несколько исследований в Казахстане именно по потенциалу. Пишутся великие цифры – 30–40% от годового уровня потребления энергоресурсов. Но как эксперт я могу сказать: нельзя всех стричь под одну гребенку. Нельзя говорить, что у электростанции и у металлургического завода одинаковый потенциал. Он дифференцируется по отраслям экономики. Из нашего опыта: есть такое понятие– «технический потенциал». Он означает, сколько энергоресурсов может потенциально не тратить, например, электростанция, если ее снести и построить заново с нуля. Вот тебе 20%. Но если учитывать существующие реалии, действующее оборудование, у которого, например, можно поменять режим, то максимальный потенциал может быть лишь, к примеру, 8%. Поэтому мы говорим, что 30% теоретически может быть потенциал. Но если мы говорим про экономический потенциал – то, что может окупаться, – он составляет намного меньше. Поэтому, несмотря на точто в исследованиях по Казахстану говорится про 30% потенциала, когда мы приходим к практике, мы видим, что, к примеру, среди добывающих предприятий в горнорудной отрасли он составляет 5–7%, у электростанций – около 7%, в нефтегазовой отрасли экономия тоже невысока: от 3 до 5%. Металлургическое предприятие может экономить в среднем по Казахстану 25%. Но всех стричь под одну гребенку и со всех требовать 20% – это больше похоже на плановую экономику в самом кондовом ее варианте, когда от всех требовали цифр, независимо от реалий», – отметил Даурен Токбаев.

Требует снижения энергопотребления МИР. Однако энергоаудиторы признают, что некоторые заказчики не согласовывают отчет, если в нем прописаны высокие показатели: «Есть такой тип заказчиков: мы проводим аудит, делаем заключение и прописываем в нем, допустим, 10 мероприятий, расписанных по годам. Одно – в 2016 году, другое – в 2017 году и так далее. И компания-заказчик на основании нашего заключения пишет собственный план, где она должна отразить все эти 10 мероприятий. Не может быть такого, что мы порекомендовали 10, а компания у себя написала 5. И компании этого типа не согласовывают энергоаудит, заявляя: «Мы не согласуем заключение, пока ты не оставишь только 5 мероприятий, наименее затратных». И энергоаудитор, с одной стороны, должен найти потенциал – тем более, что этого требует МИР. Но, с другой стороны, работу дает заказчик, он подписывает акт выполненных работ. И есть такой момент: они мало того что просят убрать 5 мероприятий, они просят их указать, к примеру, в 2020 году. Многие из энергоаудиторов в частных разговорах жалуются на эту проблему», – отметил Даурен Токбаев.

«Если бы это было на добровольной основе, то эти мероприятия не внедрялись бы. Как говорится, гром не грянет – мужик не перекрестится. Пока контрольный орган энергоэкспертизы не направит соответствующие предписания, о том, что необходимо выполнять рекомендации энергоаудитора, по большей части никто не будет шевелиться. Ради справедливости отмечу, что есть люди, которые душой болеют за свои предприятия, которые кроме рекомендаций аудитора предлагают, чтобы внесли в план мероприятия и те решения, которые видят сами. Но таких на самом деле мало», – признал Еркин Габдуллин.

По его словам, целевые показатели энергоэффективности надо требовать с самих заказчиков, чтобы они были заинтересованы не в энергоаудите, а собственно в снижении энергопотребления. Причем ставить их для каждой отрасли и ежегодно снижать их на несколько процентов.

Основные проблемы

Денежные изыски

Мероприятия, которые разрабатывает энергоаудитор, вносятся в список с условием, что они должны окупиться в течение до 5 лет.

Как показывает опыт других стран, их деятельность по энергоаудиту нацелена на инвестиции. «В результате энергоаудита не выдается заключение – что плохо, а что хорошо, а разрабатывается бизнес-план по требованию инвестбанков, финансовых институтов, так что с этим бизнес-планом я уже могу идти и просить денег. Есть даже финансовые инструменты, нацеленные на энергоэффективность,они так и называются – «линии по энергоэффективности». У нас же немного по-другому пока. Задача, контролируемая государством, – обнаружить диагноз. А куда обращаться за финансированием – это дело самого предприятия», – отметил г-н Токбаев.

По его словам, в Казахстане деньги на энергоэффективность пытался выдавать в рамках своей программы Европейский банк реконструкции и развития. Программа действовала с 2008 по 2011 год. Потом она закрылась, потому что финансирование в РК выделялось через банки второго уровня. И если ставки первоисточника еще были приемлемы, то после того как БВУ ставили сверху ставку, учитывая свои риски, она составляла 12–15%. Но в эти кризисные годы у многих предприятий либо было сложное финансовое положение, либо не было залогового обеспечения. Поэтому вся эта программа остановилась: заемщики не имели возможности получить эти деньги.

В Европе процентные ставки гораздо ниже – где-то 3%. Однако взять деньги в европейском банке напрямую казахстанские компании тоже не могут. «ЕБРР рассматривал возможности прямого финансирования, минуя посредников, и даже проводил исследования. Но у этого банка есть свои требования по минимальному объему финансирования: он не может заниматься маленькими проектами по $100 или $200 тыс. Ему нужны проекты $3–7 млн. А казахстанские предприятия оказались не готовы к проектам на такую сумму», – рассказал г-н Токбаев.

Недоступна предприятиям и программа Всемирного банка: «По этой программе выделяется $20 млн на энергоаудит объектов ЖКХ (жилые дома), на разработку методических документов по энергоэффективности, реализацию каких-то пилотных проектов. Цель этого гранта – запустить тему, чтобы потом выделялись финансы», – отметил Даурен Токбаев. Однако есть аудиторы, которые хотя и слышали об этой программе, ничего о ней не знают: «Такого ни у кого пока не было. Проект был анонсирован 1,5 года назад, но эта программа буксует пока в РК, не знаю пока причины», – рассказал Дмитрий Зиневич.

Еще один вариант – пригласить энергосервисную компанию. Они работают в Европе, есть подобный опыт и в РК. Смысл их деятельности таков: энергосервисная компания приходит на предприятие, бесплатно проводит энергоаудит и выявляет основные мероприятия, скажем, на $1 млн. Причем они приходят со своими (или ими же привлеченными) деньгами и сами финансируют эти мероприятия. Зарабатывают они на экономическом эффекте пополам с заказчиком. Если, скажем, вы в год экономите по $200 тыс., то $100 тыс. получит энергосервисная компания, и за счет этого окупают проект. Капзатраты тоже оплачивает она же. Например, есть мощный двигатель с огромным потреблением. Энергосервисная компания покупает новый, устанавливает плюс обслуживает его, а половину экономии на нем кладет к себе в карман. Когда проект полностью окупится – для этого делаются специальные расчеты, – двигатель переходит в собственность компании-заказчика.«Получается наподобие лизинга», – пояснил Еркин Габдуллин.

Недорогие возможности

Аудиторы признают, что далеко не обязательно, чтобы мероприятия стоили для компании грандиозных денег. «Важно понимать, что в результате энергоаудита выявляются беззатратные мероприятия. Можно добиться экономии за счет организационных мероприятий – например, поменять режимы работы оборудования, следить за тем, чтобы сотрудники выключали свет. И можно добиться экономии не за счет, допустим, сокращения рабочих мест, а за счет снижения затрат на энергоресурсы», – заверил Даурен Токбаев. «Наша международная компания, к примеру, предложила киевскому метрополитену незатратный способ – обучить водителей эффективному разгону и эффективному торможению, это экономило 2% электроэнергии,это несколько миллионов долларов в год. А затраты на организацию курсов и обучение не превышали $100 тыс. в год», – привел пример Дмитрий Зиневич.

«Например, на одном из газоперерабатывающих заводов мы предложили мероприятия, которые дадут экономию на сумму более 1 млрд тенге. Это ориентир для крупных предприятий. Другой пример: на одном из рудных предприятий Казахстана мы предложили мероприятия с экономическим эффектом около 100 млнтенге. Это ориентир для предприятия, которое мало потребляет топливно-энергетических ресурсов», – привел пример главный инженер ТОО Energy Partner В. Генин.

Как работают компании

Программу повышения энергоэффективности утвердиликомпаниигосфонда «Самрук-Казына». Предполагается, что благодаря ейудастся сэкономить порядка 4 млн тонн условного топлива до 2020 года.«Каз­атомпром», «КазМунайГаз», «Казахстан темиржолы», «Казпочта», KEGOC, «Казахтелеком» в 2014–2015 годах планируют провести энергоаудит и внед­рить международный стандарт системы энергоменеджмента ISO 50001:2011. Энергоаудит планируют также провести AirAstana и «Казахстан Инжиниринг».

В июне 2014 года на совещании в акиматеАктюбинской области выяснилось, что энергоаудит не проходит «СНПС-Актобемунайгаз». «Нерешенным вопросом остается энергоаудит АО «СНПС-Актобемунайгаз». По данным предприятия, этот вопрос находится на рассмотрении. Основной причиной непроведенияэнергоаудита является отсутствие финансирования данной статьи расходов», – заявилруководитель управления энергетики и ЖКХ Актюбинской области Мамыргали Аккагазов на совещании.

В ТОО «Корпорация «Казахмыс» и группе ЕRG Kursiv.kz сообщили, что в настоящее время предприятия, входящие в обе компании, как раз проходят энергоаудит. Пока он не завершен, компании не могут назвать потенциал энергоаудита и объем финансирования, необходимый для выполнения программ по снижению энергозатрат на единицу продукции. «За последний год по данным Комитета по статистике промышленность снизила энергопотребления на 3,2 млрд. Квт*ч. Этому свидетльствует активная работа предприятий в области энергосбрежения и повышения энергоэффективности. Так, например, АО «ТНК «Казхром» за 2014 год сэкономило 47 млн. квт/ч электроэнергии, где основная экономия была достигнута в Аксуском заводе ферросплавов 43 млн. квт/ч., который в свою очередь является самым крупным потребителем электроэнергии в стране», – заявили Kursiv.kz в МИРе.

Если не пройти энергоаудит

В Административном кодексе предусмотрена статья 219-5, согласно которой уклонение от прохождения обязательного энергоаудита субъектами государственного энергетического реестра (ГЭР) либо препятствование его проведению влечет штраф до 200 МРП. 1 МРП (месячный расчетный показатель) в данное время составляет 1852 тенге.

Какие проблемы чаще всего выявляет энергоаудит? Какие способы устранения этих проблем чаще всего используются?

Менеджер услуг в сфере энергетики ТОО Bureau Veritas Kazakhstan Дмитрий Зиневич:

– Основные проблемы, которые выявляет энергоаудит, – это технические проблемы, связанные прежде всего с потреблением электроэнергии. Любое устройство, потребляющее электричество, генерирует ответную мощность, реактивную. И правильное регулирование режимов работы электродвигателей, насосных агрегатов, компрессоров и других потребителей электрического тока может несколько снижать реактивную мощность, и купленные киловатт-часы электроэнергии будут более эффективно использоваться. Цель – это удельная энергоемкость, в этом, собственно, вся энергоэффективность – то есть сколько энергии тратится на производство 1 тонны масла, 1 тонны металла, на прокачку нефти на 1 км и т. д. Суть энергоэффективности – это снижение удельного энергопотребления. Не стоит задача меньше расходовать электричества или меньше расходовать тепловой энергии. Такая задача была бы абсурдной, так как цель любой страны – развитие, рост производства. Главное измерение энергоэффективности – это потребление энергии на количество произведенной продукции. В рамках страны считается потребление энергии на доллар/ВВП, рубль/ВВП или тенге/ВВП. Но Казахстан занимает, к сожалению, первое место по потреблению электрической, тепловой и другой энергии на производство 1 доллара ВВП. Это говорит о том, что в Казахстане прежде всего неэффективно производится электроэнергия. 80% электроэнергии производится на тепловых электростанциях, которые сжигают уголь. Производится на агрегатах (это котлы и турбины) производства 1950–60-х годов. То есть у нас сжигается больше угля, чем в какой-либо другой стране, для производства киловатт-часа электричества или тепла. Энергопотребление страны на единицу ВВП тоже измеряется в тонах условного топлива.

Но произведенная электро- или тепловая энергия тоже расходуется не всегда эффективно. На крупных промышленных предприятиях это, как правило, режимы работы. В Казахстане, если говорить об общих тенденциях, очень много современных предприятий, которые имеют оборудование (насосы, нагреватели) современное, эффективное, с высоким КПД. Так вот режимы работы этого оборудования не всегда эффективны. Они могут работать больше, чем надо, на холостом ходу. Или же работать, выдавая мощность больше, чем это необходимо. И если это большой электродвигатель, сложно заставить его работать с разной частотой. Это большая, серьезная инженерная работа по регулированию технологических процессов.

Второй большой потенциал – это потребление тепловой энергии. Это, как правило, жилищно-коммунальное хозяйство. Произвести тепло, сжигая при этом меньше топлива, – это тоже задача, которую энергоаудитор решает, к примеру, на тепловых станциях. Тут мы говорим еще об ограждающих конструкциях, то есть это окна, двери, швы между конструкциями. Измерение теплопроницаемости тоже выявляет много проблем. Исследования показывают, что основные потери идут не через стены или швы, а через открытые окна, двери и вентиляцию при проветривании помещения (когда греют и в то же время проветривают холодным воздухом). Элементарное решение, которое обычно рекомендуется, – нагревать свежий воздух тем же теплом. К хорошим результатам по сбережению тепла приводит система двойных дверей.

Еще одна распространенная проблема – тепло подается всегда одинаково, в независимости от температуры воздуха вне помещения. Потребление воды тоже исследуется в энергоаудите, так как на то, чтобы ее добыть из скважин, очистить, прокачать под давлением, подать тоже тратится электроэнергия. И если есть какие-то варианты для экономии воды… Вы знаете, что есть краны в общественных местах, которые регулируются.

Исполнительный директор ТОО Energymanagement Еркин Габдуллин:

– Основные проблемы – не ведется учет потребления энергии. Учет электроэнергии по большей части ведется, но вот теплоэнергия, вода оплачивается не по счетчикам, а расчетным путем, сложилось так еще с советских времен. Во-вторых, сами приборы недешевые, люди просто не видят смысла покупать их. А смысл на самом деле есть, так как все-таки дешевле платить по тарифу, чем из расчета общей квадратуры помещения. Одна из проблем – это устаревшее оборудование на предприятиях. Более половины предприятий, существующих в стране, были созданы еще в советское время. Перевооружения и модернизации на них не было.

Энергоаудит как раз выявляет самые неэффективные способы производства и предлагает мероприятия по энергосбережению. Это, к примеру, приобретение нового оборудования, установка различных систем, которые помогают экономить электроэнергию, компенсаторы реактивной мощности, частотно-регулируемый привод. Это чисто технические мероприятия. Они могут дать экономию в 10–20%.

Наблюдается также очень большое потребление электроэнергии на освещение. Наверное знаете, что сейчас уже есть энергосберегающие лампы LED. Они в некоторых местах позволяют экономить даже до 70% энергии по сравнению с теми же обычными лампами накаливания или ртутьсодержащими лампами.

Одно из мероприятий, которые мы предлагаем, – это утепление стен. Если взять центральные, северные и восточные регионы страны, то почти полгода там держится холодная погода. Сейчас есть очень много материалов, которые используют для утепления стен и крыш, даже подвалов. Затраты не колоссальные, но эффект от них будет реальный. Если у нас в городе большинство установили себе пластиковые двухкамерные окна, то в регионах только недавно постепенно начали переходить к ним.

Мы стараемся предлагать мероприятия, которые были бы не очень затратными для предприятия и в то же время давали бы большой эффект. Если взять обычный пример, обычные лампы стоят около 200–300 тенге, светодиодная лампа, которая дает такой же эффект освещения, как и сорокаваттная лампа, но потребляет всего лишь 5 ватт, может стоить 1200–1500 тенге. Но они дают экономию сразу, вы будете сохранять как электроэнергию, так и свои деньги. Эти лампы окупаются в течение года. Причем срок службы у них большой, некоторый фирмы дают гарантию до 10 лет.

По итогам энергоаудита заказчик должен разработать себе пятилетний план по внедрению энергосберегающих мероприятий. Причем он ежегодно отчитывается перед уполномоченным органом, если входит в так называемый государственный энергетический реестр. Оператор государственного энергетического реестра – «Казахэнергоэкспертиза».

Президент Казахстанской ассоциации энергоаудиторов Даурен Токбаев:

– На каждом предприятии свои болячки. Но в целом можно сказать, что оборудование морально и физически изношено. Практически все оборудование на предприятиях унаследовано с советских времен, когда была плановая экономика. Они просто изношены: двигатели по тридцать раз уже отремонтированы, и КПД уже гораздо ниже, чем должен быть. Это первое. Плюс предприятия в советское время рассчитывались на полную нагрузку. А затраты на единицу продукции, как вы понимаете, другие, чем если предприятие работает с загрузкой в 50%. А сейчас эти предприятия из-за экономической ситуации как раз работают не на полную мощность. Работая вхолостую, они тратят больше энергии. Чтобы переоборудовать предприятие, надо действовать постепенно, в зависимости от финансовых возможностей, по заранее составленному плану. Сначала один цех, потом другой. Впрочем, так ведь и делают.

Источник: Kursiv.kz

Оставить комментарий