Главная » Интервью » Бассейны нефтью полны

Бассейны нефтью полны

карабалинКазахстан повышает оценку собственных извлекаемых нефтегазовых ресурсов более чем в три раза: с 22,7 млрд. тонн до 76,4 млрд. тонн. Это стало итогом колоссальной работы авторского коллектива казахстанских ученых – геологов и нефтяников, – которые провели комплексное изучение осадочных бассейнов Республики Казахстан. С подробностями научного исследования, представленного в Комиссию по присуждению Государственной премии РК в области науки и техники имени аль-Фараби, знакомит первый вице-министр энергетики Узакбай КАРАБАЛИН.

– Три года назад, по заказу национальной нефтяной компании «КазМунайГаз» и при поддержке Комитета геологии и недропользования Министерства по инвестициям и развитию РК, группа авторитетных казахстанских ученых начала работу по оценке нефтегазоносности территории РК. Главной целью исследования значилась переоценка ресурсной базы по нефти и газу. Его итог – это работа «Научное обоснование углеводородного потенциала Республики Казахстан», на базе которой издан «Атлас нефтегазоносных и перспективных осадочных бассейнов Республики Казахстан». Подчеркну, что такая работа, продемонстрировавшая потенциал отечественной геологической науки и прак­тических специалистов, в Казахстане проведена впервые за период суверенитета.

Авторский коллектив, научно возглавивший эту работу – академик Академии минеральных ресурсов РК Урал Акчулаков, доктор геолого-минералогических наук Герой Жолтаев, кандидат геолого-минералогических наук Курмангазы Исказиев, кандидат геолого-минералогических наук Петр Коврижных, доктор геолого-минералогических наук Балтабек Куандыков, доктор технических наук Евгений Огай, – опирался на геологические и геофизические данные, имеющиеся и проводящиеся в нашей стране с самого начала добычи углеводородов.

Сама ситуация, когда по каждому осадочному бассейну, а в Казахстане их 15, еще не достигнута максимальная степень изученности при существующих методах, побудила ученых к системному анализу данных. И, надо сказать, за время исследования выполнен значительный объем исследовательских работ. Были комплексно исследованы все доступные данные по геолого-геофизическим исследованиям, включая и сейсморазведку недр, и гравиметрию, и магнитоэлектроразведку и прочее. Также использовались данные и результаты аэрологических исследований бурения скважин.

– Узакбай Сулейменович, надо ли понимать, что, не исключая развития прочих сегментов экономики, стране жить именно с этим: разведывать нефть, добывать нефть, продавать нефть, перерабатывать нефть?

– Поскольку Казахстан в действительности богат недрами, отказываться от добычи углеводородов было бы неразумно, согласитесь. В Казахстане насчитывается 15 осадочных бассейнов, в которых есть нефть и в больших объемах. Согласно профессиональному арго геологов – эти бассейны включают в себя «кухни», в которых в течение десятков и сотен миллионов лет зарождалась и формировалась нефть, чтобы затем, молекула за молекулой, быть перенесенной подземными водами к некой геологически оптимальной структуре, где есть возможность для накопления нефти и образования месторождения. Замечу, что самым большим и перспективным среди осадочных бассейнов является Прикаспийская впадина, в которой ранее уже открыты нефтегазоносные месторождения-супергиганты: Тенгиз, Карачаганак, Кашаган.

Наши ученые, выполнившие научное обоснование углеводородного потенциала Казахстана, по каждому из 15 бассейнов дали рекомендации, определяющие дальнейшие геологоразведочные работы. Приоритетом названы новые объекты и горизонты в подсолевом комплексе Прикаспийской впадины.

Собственно, здесь сосредоточено 75–80 процентов ресурсов углеводородов страны. Смотрите, в этом бассейне мы пока ходим по «обочинам», то есть максимальная глубина, на которую мы сейчас можем бурить – 5–7 километров. А если мы, поняв, что время легко обнаруживаемой и извлекаемой нефти уходит, обратим внимание на современные тренды в поисках нефти и перейдем к глубоко залегающим геологическим ресурсам? Нас могут ожидать очень большие открытия и новые супергиганты.

– Глубоко залегающие ресурсы, это, чтобы представлять, в каких цифрах глубины выражается?

– В целом в Прикаспийской впадине – самый мощный осадочный чехол, предположительно достигающий глубины 20–25 километров. По проекту «Евразия» планируется амбициозная задача – бурение опорно-параметрической скважины, с которой должно начаться новое будущее этого осадочного бассейна. Она запланирована бурением на глубину 14–15 километров. На такую глубину еще никто в мире не бурил. Эта скважина должна будет подтвердить наличие теоретически обоснованного учеными геологического строения недр, фактически указав на то, что породы сложены именно так, как предполагают исследователи, а не иначе. Такие исследования в совокупности дадут возможность определить наиболее перспективные направления поисковых нефтегазовых месторождений и снизят риски бурения дорогостоящих глубоких скважин для обнаружения месторождений. Основной «добычей» такой скважины является керн, который ученые подвергают всестороннему исследованию. Скажу больше, образцы керна, которые, например, сейчас будут оценены исходя из имеющейся методики, лет через 20–50, с развитием науки, способны открыть еще больше данных о строении глубинных пород. Правда, для этого нам в Казахстане необходима система современных кернохранилищ. Как и единый научно-исследовательский центр для более полного развития геологии, геофизики и еще ряда научных дисциплин, поддерживающих и направляющих эту отрасль.

Но поскольку на такие глубины – 15 километров – мы выходить еще не можем, не имея соответствующих технологий, то предложили реализовать международный пятилетний проект, названный «Евразия», стоимостью около 500 миллионов долларов. Предполагается создать консорциум компаний, обладающих большим технологическим потенциалом, опытом исследований недр на больших глубинах и хорошо зарекомендовавших себя на международном рынке. У проекта большие перспективы, которые могут обеспечить не только приток масштабных международных инвестиций в нефтегазовую отрасль Казахстана, но также долгосрочную поддержку высокого уровня добычи нефти в мировом рейтинге. Кроме того, Казахстан фактически аккумулирует передовой мировой опыт углеводородной геологии и геофизики: мы выйдем на новый этап нефтеразведки и нефтедобычи, а также получим импульс к росту казахстанских наукоемких технологий.

– Каковы задачи консорциума в проекте «Евразия» до начала бурения?

– Сам проект рассчитан на реализацию в течение 2016–2021 годов. Параметрическую скважину, о которой я уже сказал, предполагается начать бурением в 2017 году. Для чего предстоит переработать геолого-геофизические материалы прошлых лет с использованием современных программных продуктов и технологий. Затем провести масштабные геофизические исследования, построив новые региональные профили. Это масштабные задачи, требующие немалых инвестиций, которые возьмут на себя участники консорциума.

– А что получат взамен? То есть чем может привлечь инвесторов Казахстан, кроме открытий в перспективе?

– Нельзя упускать из виду, что, создавая проект «Евразия», мы говорим компаниям: привозите свои технологии, направляйте к нам ваших лучших специалистов, мы будем работать с вами вместе. При этом мы согласны, что при последующем обнаружении вами месторождений должны окупиться ваши инвестиции, которые помогут создать полную картину Прикаспийской впадины. Как только такую картину мы увидим, сама впадина покажет свой потенциал. И мы готовы дать участникам консорциума на выбор для разведки и последующей разработки согласованные Правительством блоки. Это будет справедливая цена за их вложения в проект «Евразия». Кроме того, Казахстан готовит предложения по предоставлению налоговых и неналоговых преференций.

– Пока я понимаю так, что Казахстан от действий консорциума ждет, например, передачи технологий, подготовки казахстанских кадров… А еще что?

– Вы правы лишь отчасти. Трансферт технологий и профессиональные кадры – это важно, но это уже не самоцель. Реализуя проект «Евразия», Казахстан рассчитывает создать в его рамках научный центр, который аккумулировал бы в себе все получаемые знания. Все первичные материалы исследований должны быть в этом центре, их обработку и интерпретацию следует проводить здесь. Для этого компании – участники консорциума должны предоставить своих доверенных специалистов и соответствующие программные продукты. Такую постановку задачи мы проводим впервые, но с далеко идущими планами. С тем чтобы в последующем все соответствующие исследования проводились либо в этом интеллектуальном центре либо, исходя из него, предлагались для других научных институтов Казахстана.

– Однако, судя по самой работе, с которой мы начали беседу, слова некоторых экспертов о том, что науки в Казахстане нет, а геологоразведка в упадке, мягко говоря, не соответствуют действительности. Авторы исследования и есть теоретически тот самый интеллектуальный центр, не так ли?

– Как носители уникальных знаний, – да. Проанализируйте биографии участников авторского коллектива: все они обладают и учеными степенями, и выполняют свою работу как практики. Судите сами: на базе проделанной авторами и их коллективами научной работы совместно с компетентными органами составлен и утвержден прогноз добычи нефти в Казахстане до 2040 года. Кроме того, составлена обновляемая база геолого-геофизических данных. То есть все исследования, которые будут проводиться в будущем, имеют под собой прочный научный фундамент в виде научного обоснования углеводородного потенциала Казахстана. Поэтому мы хотим сделать ставку на реальное формирование интеллектуального центра источника вектора действий для геологоразведки в нефтегазовой отрасли и становление его международного авторитета.

kazpravda.kz

Оставить комментарий